Отзывы о романе Анны Гайкаловой «Семьдесят шестое море Павла и Маши П.»



« «Семьдесят шестое море Павла и Маши П.» уже в зоне прибоя начинает штормить и показывать характер. Самая первая фраза составляет конспект всей книги. «Улица, на которой жили Прелаповы, извилистая, холмистая, в другие сезоны смотрелась бы живописно. Но сейчас, ранним утром темного, раскисшего ноября ни единого намека на красоту Павлу нигде усмотреть не удавалось.»

 

Жизнь, которой жили Прелаповы была извилистая, и как ни старался Павел усмотреть в ней что-то хорошее, – не удавалось. Он очень старался, но нет – не удавалось…

 

Книга не дает читателю передышки, она затягивает, захватывает, заставляет участвовать в этом действе человеческих душ и судеб. Как? Это тайна автора.

 

С самого начала книга требует от читателя большого душевного напряжения. Тонкое кружевное плетение речей Маши, тяжелое, непонимающее мироощущение Павла. Почти цирковые подскоки с переворотом: каждое поколение – другое; вера-неверие-принятие-отрицание. Нигде нет мира-спокойствия – ни там, ни там… Все время кажется, что вот сейчас произойдет взрыв.

 

Очень большая глубина скрыта в этом таинственном море.

 

Эта  огромная проблема не дает мне покоя  уже много лет: разница между духовностью и патологией. Блаженная – оттого, что духовная, или от гипоксии при рождении, из-за аневризмы, травмы или опухоли? Или наоборот, все эти болезни даются именно высокодуховным людям, чтобы они могли проявиться? Но почему должны страдать их близкие? А точнее, зачем?

 

Удивительное, труднопроизносимое имя собаки, на котором каждый раз спотыкаешься и понимаешь, что все люди здесь все время спотыкаются обо что-то.  Собака-проводник по мирам – это вообще что-то невероятное. И никак не понять – то ли это собака такая особенная, то ли Маша все сама придумывает, чувствует, ощущает контакт миров, а собака – это завеса перед самой собой… Маша – пришелица, пограничница. Ее мир – другой. Бедный Паша – он ее любит, но жить с ней невозможно (на равных), можно только посвятить себя ей, что он и делает с болью, кровью и самоотречением.

 

Знаковый персонаж, один из основных, – отец Владимир, священник. Священник – это и миссия, и профессия. Он – носитель морали, камертон, по которому выверяют себя его прихожане, а его семья и близкие, кроме этого, еще и любят его. Разумеется, его высказывания – в русле православного христианства, но мораль есть мораль, и душевные переживания опосредованы конфессией и профессией, но не определяются ими. Хороший, порядочный человек изо всех сил старается принять то, что ему непонятно. А поскольку он постоянно имеет дело с элементами мистики, то ему это удается. Иногда. Очень многие из бесед с отцом Владимиром – не столько христианские, сколько общеэтические, общетеистические разговоры. Одна из важнейших тем этих разговоров – устранение собственного «эго». Там, где эго уходит, остается чистый канал для Б-жественного влияния. А отец Владимир – в большой степени является каналом для передачи авторской позиции…

 

Да и сама Маша – потрясающая. Эти ее самохарактеристики-рифмушечки. Она «заговаривает» проблемы, как зубы заговаривают. Мистическая составляющая ее образа может напрячь человека, который привык жить в реальном, материальном мире. Но ведь существует постоянная связь материального и духовного миров, которую некоторые чувствуют, а некоторые – нет. Маша – чувствует настолько, что местами и временами просто «улетает» из материального мира.

 

Пес, дед – это загадки. Каждый может их повернуть по-своему и по-своему расшифровать. Нет здесь однозначности. Гениальный персонаж – дед Попсуйка! Эти его идиш-украинские приговорочки – прием, неоднократно используемый в литературе, но оттого не менее впечатляющий (Как говорил покойный Залевски… Как говорил мистер Хадсон…), повторение слов, открытая связь между мирами. Дед скрывает  собственную мудрость за ерничеством и при этом постоянно ссылается на покойную жену-еврейку. Так создается эффект присутствия, как бы, еврейской мудрости. А он – вроде, и ни к чему. Разве могут мудреца звать Попсуйкой?

 

Пес – это вообще загадка вселенская. По сути – это «другое я» – алтер-эго Маши. Ему можно то, что нельзя ей, например, пописать на врага. Или уйти в иной мир так, как ему самому хочется. Страхго – часть личности Маши, которая, выйдя изнутри наружу, воплотилась в нем. И никто не знает, болезнь это или незнаемое в нашей жизни. Ведь степень «нормальности» человека определяется во многом тем, насколько его мироощущение и поведение отличается от принятого в обществе…

 

«Семьдесят шестое море Павла и Маши П.» – это серьезное чтение, требующее душевной работы – не просто контакта, а читательского труда.

 

Это роман-притча, не роман-повествование, потому он нелегок в чтении и понимании. Вторая книга Анны Гайкаловой, как и первая, не предусматривает однозначной и единичной морали. Автор открывает нам окошки в миры – один, другой, третий… Но есть вывод, который представляется мне бесспорным: какие бы странности ни встречались на нашем пути, самое большое добро и самая большая заслуга – принимать человека, а особенно, человека, которого ты любишь, таким, каков он есть, и делать все, от тебя зависящее, чтобы ему было хорошо».

 

Лея Халонай, Тель-Авив

Это роман о любви. О той самой любви, о какой мы мечтали всю жизнь.

Мы сносили много пар железных башмаков, мы столько раз оказывались на солнечной полянке, обещавшей только радость, но каждый раз в ненавидимом уголке нас ожидал костлявый секретарь с перечнем услуг в зубах. Конечно, в этой книге очень много важнейших пластов, но безвозмездная любовь — это концентрация того осмысленного счастья, о каком помышляют далеко не многие. В.И. и Нина, Паша и Маша, дед со своей Броней. Да и первая твоя книга о том же! Любить –летать.

Маргоша Нейман, Бостон

Нахожусь под сильнейшим впечатлением!!!

Конечно, книга эта — элитная, она для гурманов. До неё нужно дорасти.

Не стану утверждать, что поняла всё-всё, но основные темы мне интересны. К главам, где Павел беседует с Владимиром Ивановичем, нужно возвращаться снова и снова, «переваривая» по абзацу, по строкам. У меня было такое ощущение иногда, что это я спрашиваю о чём-то, и мне отвечают, не отмахиваются.

Само строение сюжета просто безупречно — пласты ложатся друг на друга и друг друга объясняют, всё закономерно, всё связано. Ничего нет лишнего, ни одной детали.

Язык какой великолепный — и какой разный! — когда нужно. Совершенно другой язык, когда о профессиональной деятельности Павла — такой современный, с точными терминами. Совсем другой — в беседах; совсем третий — в разговорах Маши и Страхго.

Очень у матерей судьбы интересные, опять диву даешься — как же всё в жизни взаимосвязано и как всё … объяснимо, если за ниточки потянуть.

Людмила Третьякова, Сан-Франциско

Несмотря на серьезность и неимоверную глубину тем, читается все очень легко, узнается родной язык, мастерство, которое позволяет забыть, что ты читаешь книгу, а чувствовать, что это письмо, и написано только тебе, и только ты знаешь эти коврики, эти места, эти имена.

Что касается тем, лично мне не хочется спорить ни с кем относительно их содержания, хочется просто верить и учиться видеть то, что тебе не дано.

Юрий Третьяков, Сан-Франциско

Новый роман Анны Гайкаловой “76-ое море Павла и Маши П” —

из тех книг, перевернув последнюю страницу которых, испытываешь щемящую грусть и сожаление о том, что книга закончилась…

О чем роман? Конечно, о любви!

Сюжет захватывает и увлекает с первой же страницы. Яркие, абсолютно живые персонажи, прекрасный язык, совершенно реалистичные диалоги…

Несмотря на многослойность и многоплановость, роман читается очень легко — буквально, летит.

И постоянно возникает ощущение, что роман написан специально для тебя…

Не пожалеете, если прочтете, гарантирую.

Валерий Айзенштейн, Тель Авив

Нахожусь под каким-то магическим воздействием книги. Она, безусловно, не слабее предыдущего романа. Мне только кажется, что из-за большого философского подтекста круг читателей может быть меньше. Но это — моё личное мнение.

Как «филигранно» прописаны судьбы героев! Это рождается у автора в мозгу? Приходит «оттуда»? «Подслушано» у окружающих?

Маша меня раздражала… Хотя образ потрясающий, воспринимался на каком-то подсознательном уровне. Может быть, это наше истинное Я, не окружённое оболочкой ЭГО и нашими бесконечными «хочу» и «надо» ?… Может быть, состояние свободы, к которому всё время стремимся и не можем достичь?…

Не совсем понятен мне Страхго. Он не вызывал неприязни. Думаю, он и Маша – это ключевые персонажи. Сдаётся мне, что этот пёс – НЕЧТО, стоящее над нами. Это НЕЧТО ведёт нас по жизни, если мы слышим его голос. С ним не каждому дано общаться. Не каждый его слышит и почти никто не понимает.

Мужчины в книге мне понравились. Понравились тем, что не ожесточаются и принимают жизнь такой, какая она есть. Правда, принимают немного по-разному. В.И. – полное смирение, возможно, он не очень способен на действия, даже, если будет «угроза для жизни». Павел понравился тем, что действует, анализирует, осмысливает, пытается дойти до сути. Я бы хотела иметь такого «Павла» рядом с собой. Но мужчины тоже существуют «в паре», так что не могу сказать, кто из них «главнее». Пожалуй, всё же Павел…

В этой книге, как и в предыдущей, поразило, как прописаны люди, их судьбы, истории их родственников. Вообще, написано бесподобно, хорошим русским языком. И от этого получаешь ещё большее удовольствие. И ещё мне очень понравилась концовка. Я, правда, ожидала, чего-то в этом роде. Очень тонко, ненавязчиво и жизнеутверждающе!

Наталья Родивилова, Москва

Книга о любви. Это понятно из названия, хотя название интригует, и ты не знаешь, что именно ждет тебя в этом море, чем оно отличается от других, и как глубоко оно, и как широко, и как спокойно или нет.

У меня возникла ассоциация с известной фразой «на седьмом небе». Хоть 7 не равно 76-ти, но все равно подобной ассоциации невозможно избежать. И это расстраивает сразу на два лада

— первый: так как на седьмом небе бывают только от счастья, то это позволяет внутренне настроиться на повествование о счастье,

— второй: так как автор все же не назвал свой роман не седьмым, и даже не небом, то это рождает сомнения: не игра ли это в аллюзии? Не внутренняя ли это полемика со смыслом всем известной фразы? И значит, книга может быть вовсе не о счастье?

Но чтение романа заставляет эти два «лада», точнее, подозрения звучать и звучать дальше. Конечно же, книга о счастье. Но не только о нем. О любви. О вере. О выборе. О поиске. Об обретении. О потерях.

Но темы любви, счастья и веры – главные, на мой взгляд. Недаром и Павел, и Владимир Иванович, и Маша, и Нина Дмитриевна, и Мишка, и многие другие герои рассуждают, думают о том, что такое счастье, вера и, конечно, любовь.

И каждый старается найти для себя все три этих составляющих жизни.

И, конечно же, Страхго. Эта собака тоже активно ищет ответы на интересующие всех вопросы, только скорее, даже не ищет, она их знает, одна из всех героев знает и старается научить свою Машу тому, что умеет сама, передать ей свои знания, помочь ей взлететь, потому что другие этого не хотят.

А Маша хочет только летать. Поэтому она такая чудная, отрешенная от мелких проблем бытия, вся в полетах мысли, мгновенного переключения с серьезной темы на другую, казалось бы, к обсуждаемому не имеющую отношения. Но она будто опережает Владимира Ивановича и говорит Павлу то, что тот потом будет серьезно обсуждать со своим батей. Ведь словам Маши он не придавал значения, потому что все-таки считал ее немного больной, только себе не признавался. А Владимир Иванович больным не был, и к его словам Павел прислушивался.

Он будто делится на два Павла: того, что в семье, и того, что на работе. Причем иногда «рабочий Павел» забывает перевоплотиться в домашнего и продолжает «работать» дома: говорить умные слова, замечать все свои эмоции, но не уметь их перенаправить, перезарядиться.

Любит ли Павел Машу? Да. Думаю, ситуация, в которой он оказался, была столь непростой, что любой мог на его месте стать нервным, раздражительным, безразличным. Но он сам себя не любил за свои мысли, он хотел вернуть свои прежнюю Машу.

Язык у героев силен. Как и в «Дне девятом» — характеризующий, индивидуальный.

Что же такое 76-ое море? В тексте есть прямой намек, даже не намек, больше – 76-ое море – это мир любви Павла и Маши, мир, созданный ими самими. И каждый может сотворить такое море для себя и своих любимых, сотворить вместе с ними и населить его своей любовью.

Хочется сказать спасибо автору за радость чтения и за брожение вопросов в моей голове!

Ольга Полянина, Коломна

 

Я не буду пересказывать содержание, скажу лишь, что книга эта — о жизни, о людях, таких разных, о их мечтах и чаяниях, о их силе и слабости, об отношениях, порой непростых… О любви и вере.

Читать эту книгу было для меня большим удовольствием, и очень жаль, что не получалось прочитать ее залпом, потому что всякий раз было жаль откладывать ее до следующего вечера (увы, текучка по-прежнему отбирает много времени…) .Как красиво, элегантно выстроена сюжетная линия! Каждая глава увлекает все глубже в жизнь и характеры героев, никакой спешки, повествование течет плавно…Каждая строчка и каждая фраза на своем месте, ничего не привнесено ради красного словца или меткой фразы, что часто бывает в современной литературе. Все органично, как сама гармония.
Герои описаны четко, каждый характер не похож на другой, ни одна фраза в романе не стала для какого-либо героя неестественной, каждый говорит своим, присущим его характеру, языком. Может быть, кто-то сейчас, читая эти строки, удивится, что мне важно это подчеркнуть, но мне это действительно важно…..Я очень чутко чувствую, читая книгу, когда герой вдруг выпадает из образа, который уже сложился у меня в процессе чтения. А здесь все они — цельные, и ни их поступки, ни их речь не диссонируют с характером. И какое же удовольствие читать роман, так гармонично выстроенный и написанный чудесным языком!

Считаю, что это произведение — большой успех автора, и надеюсь, что она еще не раз порадует нас такой хорошей, добротной прозой. Я желаю ей больших успехов на этом поприще».

 

Людмила Потапчук, Тель-Авив

 

 

 

Есть много хороших книг с интересным содержанием, захватывающим сюжетом, симпатичными героями. Их читают с удовольствием и забывают спустя некоторое время.
Книга Анны Гайкаловой «76-ое море Павла и Маши П.» из числа тех, что не отпустит так сразу того, кто задумывается о жизни, ищет ответы на вечные вопросы бытия, пытается понять себя и мир вокруг.

Каждый персонаж книги — человек со своими взглядами, принципами, непростой судьбой, проблемами и со своей большой любовью. Их жалко, за них обидно, их поступки вызывают раздражение, злость, сочувствие и даже слезы. Есть место всем эмоциям кроме равнодушия.
Павел Прелапов, профессиональный психолог, всякий раз, оказываясь перед «вилкой» — необходимостью сделать выбор, принять то или иное решение, мучается сомнениями, ищет компромис между своими принципами и жизненной необходимостью. Неся груз выпавших на его долю испытаний, не может Павел не задавать время от времени этот сакраментальный вопрос — за что? Как близки и понятны его метания, как часто нам всем приходилось испытывать те же чувства, задавать тот же вопрос!
Жена Павла Маша — человек уникальный, про таких говорят «не от мира сего». Она и правда живет как бы в параллельном мире, здесь и не здесь. Видит и слышит то, чего не могут другие, читает мысли любимой собаки, ведет с ней постоянный разговор. А душа её все время рвется в иные миры, о существовании которых знает она да пес Страхго.
Что есть Машины способности, имеют ли они рациональное объяснение или это из области сакрального? В этом пытаются разобраться её муж и отец.
Непростая, нескладная жизнь у родителей Павла и Маши. И ведь как вышло — в семье, где принуждали к вере, из протеста выросла атеистка, а в абсолютно невоцерковленной семье мальчик сначала заинтересовался Евангелием, а потом и вовсе выбрал служение Богу делом всей жизни. Вопрос веры, как и любви, деликатнейший. Как помочь с выбором, как не навредить?

Особое место в книге занимает самобытный и колоритный до смешного дед Попсуйка. Невозможно без улыбки читать о его умении оказываться в нужном месте и в нужное время, отвлечь от переживаний, дать мудрый совет «как говорила незабвенная Бронечка». Чего стоит одно «не будь слишком сладким — съедят, не будь слишком горьким — выплюнут».
И, конечно, самое наполненное глубоким смыслом — это беседы отца Владимира со своим зятем Павлом о жизни, о вере, любви и милосердии, о заповедях и как их понять современному человеку. Что такое быть чистым сердцем, нищим духом? Чтобы соблюдать заповеди, говорит отец Владимир, человеку надо отречься от собственного «я». Как это возможно? Павел готов смиренно нести свой крест, но уважает свое «я», не согласен со священником.

А как быть с фразой «никогда ничего не просите…», на которой мы все выросли? Отец Владимир говорит, что это от Сатаны, а вот в писании наоборот «просите и обрящете».
Книга одна, а сколько тем для размышлений! Каждый может найти то, что волнует его больше, над чем стоит задуматься.

Вопросы, ответы, новые вопросы — книга прочитана, а мысли о ней не уходят из головы, продолжается внутренний диалог с героями.

Ольга Сахарова, Москва

Прочитала на одном дыхании. Что толку говорить о содержании? Надо читать. Это не лёгкое чтиво, которое берут с собой в дорогу, хотя, благодаря замечательному, богатому языку, книга читается легко. Это не любовный роман, но это роман о Любви — к женщине, к Богу, к жизни, к собаке, наконец. Это не жанр фантастики, хотя в нём немалая доля страниц отведена мистике. Это не книга о Боге, но это православная книга. Каждый найдёт в ней что-то, что непременно тронет душу.

Читайте! Читайте книги Анны Гайкаловой — замечательной, талантливой, удивительной женщины и большого писателя!

 

Надежда Полетаева, Москва

 

 

«Встречались ли вам люди, которые точно-знают-как: как воспитывать детей, где покупать недорогую одежду, как выбирать машину, за кого голосовать на выборах, как общаться с инспектором ГАИ, есть ли жизнь на Марсе, спасутся ли католики?.. Мало что может смутить этих людей на их жизненном пути: на всё у них есть свои правила и приемы, в их сокровищницах житейской мудрости приготовлены ответы на любые вопросы. Признаюсь, я несколько побаиваюсь таких людей – наверное, потому, что чувствую себя рядом с ними неловким и неуклюжим.

В последние полтора-два десятка лет у нас появилась целая плеяда авторов, которых принято именовать православными писателями. Устами своих персонажей они наставляют людей, ищущих дорогу к храму; они рассказывают об учении святых отцов, о богослужении, об обрядах и таинствах, о печати антихриста, о героическом сопротивлении православных русских людей искушениям модернизма и мирового империализма; иногда дело доходит даже до Евангелия и до Христа. Почти всякое подобное произведение может рассматриваться как своего рода учебное пособие: в доступной, а вместе с тем занимательной форме автор делится с читателями своими познаниями – и таким образом увеличивается число людей, которые точно-знают-как.
Роман Анны Гайкаловой «76-е море Маши и Павла П.» обращает на себя внимание (надо уточнить: обращает на себя мое внимание – я не дерзаю говорить от имени всего человечества) в первую очередь отсутствием прямой дидактики. Автор и его герои ставят перед собой и перед читателями самые острые вопросы, и – какое искушение! – не дают нам четких, ясных и однозначных ответов. Казалось бы, чего уж проще: святые отцы обо всем сказали – нам остается лишь подобрать нужную комбинацию цитат. Но нет, оказывается, что некоторым этого мало. Священник Владимир Бережков в свое время прочел немало духовной литературы, но когда в его жизнь вторгается непонятное и неизведанное – он теряется, он недоумевает. Кто его дочь Маша? Чистая, немного странная девочка? Психически нездоровый человек? Забывшая храм Божий, заблудшая душа? Или, напротив, юродивая, блаженная, святая? Нет ответов на эти вопросы ни у него, ни у его зятя и почти сына Павла.

Притягательна и загадочна фигура деда Попсуйки. Кто он, этот старик, постоянно вспоминающий свою Бронечку? (А была ли она, эта Бронечка? – теперь уж и не проверишь.) Откуда он пришел и куда идет? Как прошла его жизнь? Что он был все эти десятилетия? Откуда этот дар успокаивать, утешать, ободрять людей – да притом в самый нужный момент? Каковы его отношения с Богом? А с церковью? Какова, наконец, его посмертная участь? Да, многое хотелось бы узнать об этом нелепом, но внушающем трепет деде. Но знаем мы о нем крайне мало – немногим больше, чем о ветхозаветном Мелхиседеке, царе Салимском, или о евангельском старце Симеоне.

А впрочем, душа любого человека, жизнь каждого из персонажей романа – загадочный мир, внутрь которого мы можем проникнуть лишь отчасти. Весьма колоритен Мишка Панкратов. Казалось бы: человек, не обремененный образованием, прагматичный делец; но на те вещицы, которые они с Павлом собирали по старым домам в начале 1990-х, он смотрит не только как коммерсант, но как знаток и ценитель, как эстет – едва ли не как поэт.

Марина, жена Панкрата, а позже, как можно понять из эпилога, жена Павла: мир ее души нам едва приоткрыт. Кажется, у нее всё еще в будущем, ее жизнь (а отчасти и жизнь Павла) только начинается: она еще многое увидит и многое нам расскажет – если захочет, конечно.
Пёс Страхго: его душа – потёмки. Может быть, это мрачный старик Харон, своевольно покинувший Стикс и явившийся в Москву за Машей, чтобы через полтора десятка лет свести ее в царство теней? Но те поля и дороги, которые под конец видят пёс и хозяйка (а может, учитель и ученица), вовсе не похожи на царство Аида или шеол. Или же это ангел, который слетел с небесных кругов и приготовил нашей героине, достигшей возраста Христа, путь в небесный Иерусалим? Или это в самом деле воплощённый страх Господень, который начало премудрости? Как знать…

Актуальное действие романа (не считая эпилога) занимает всего пару недель в ноябре 2003 года, но в воспоминаниях действующих лиц перед нами разворачивается история нескольких родственных семей на протяжении почти всего XX века – своего рода семейная сага. Мне это всегда очень дорого. А типажи здесь – на любой вкус. Вот прабабка Павла – обиженная судьбой дочка раскулаченных, ставшая идейной большевичкой, третирующая свою дочь. А вот юный Дмитрий Прелапов, светлый и веселый, сын священника, в доме которого, «как в церкви, дух Божий». Вот Елена, сначала невеста, потом жена, а потом и вдова диакона Димитрия – с прямой спиной, но с иссохшейся душой, держащаяся за церковь и за молитву как за спасительную соломинку и… третирующая свою дочь. Дальше, дальше… Пылкий неофит Володя Бережков, его смешное и неумелое ухаживание за Ниной, которое ее так огорчало и злило, – о, как я узнаю здесь себя самого двадцатилетней давности (Н., если ты это вдруг читаешь – не сердись на меня, я был напыщенный дурак). Павел Прелапов – умный, образованный человек, относящийся к церкви с уважением и почтением – и соблюдающий почтительную дистанцию… И много, много других персонажей – целая галерея лиц из прошлого и настоящего нашей страны.

В романе мы видим истории любви: Дмитрий и Елена Прелаповы, Иван и Зоя Бережковы, следующее поколение – Володя и Нина, их дети – Маша и Павел… Все эти истории непростые, почти все – трагические: XX век был так щедр на трагедии. Но сквозь смерть и разлуку, сквозь потерянность и непонимание всегда пробивается нездешний свет: крепка как смерть любовь. И даже крепче.

Многое еще хотелось бы сказать об этом романе. А точнее – хотелось бы пожить внутри него, примерить на себя роли разных героев, поставить себя в выпадавшие на их долю ситуации. Это признак талантливо, правдиво написанного текста: перевернута последняя страница, но читатель всё никак не может расстаться с миром, созданным автором. И вот он снова листает том: в начале, в середине, наугад…

Я уверен, что у «76-го моря» впереди долгая жизнь: люди будут открывать книгу Анны Гайкаловой и находить… нет, не ответы – они будут находить вопросы, те вопросы, которые созвучны вопрошаниям их собственной души.

А это ведь подчас важнее и дороже, чем готовые рецепты.

Федор  Людоговский

(кандидат филологических наук,

сотрудник Института славяноведения РАН,

научнй работник, публицист,

СВЯЩЕННИК, отец)