Шимон Кубланов



IMG_1325Широкие ступени посередине были перегорожены металлическими перилами, понятно, чтоб идущие вверх не пересекались с идущими вниз. Всем известно, куда ведут дороги, вымощенные благими намерениями! Вкусившие храма архитектуры стремились спуститься вниз как можно быстрее, и напрасно им свистели-надрывались следящие за порядком служащие: народ пер и слева и справа от перил! Но нас хулиганами не запугаешь, мы и не такое видали! Отбиваясь и пыхтя, ступень за ступенью мы двигались к своей детской мечте — увидеть Акрополь!

 

Родился и вырос в после блокадном Ленинграде. Город долго не мог оправится после 900 дневной блокады. Люди расчищали завалы, восстанавливали практически разрушенные коммуникации, покупали хлеб и крупы по талонам.

 

Жили дружно, бедно и весело. Весь практически город жил в коммунальных квартирах. В нашей шестикомнатной квартире жило двадцать человек. Был туалет, в который утром стояла очередь.  Кран на кухне, с тонкой струйкой ледяной воды.  На кухне стояли шесть кухонных столов с керосинками и вечером все дружно варили обед.  В нашей 12 — метровой комнате жили четверо. Наша мама, наш дед и мы с сестрой. Мама умерла молодой, в 41 год. Дед уехал куда- то на юг и мы остались вдвоем с сестрой.  Она была старше на 3,5 года и могла пойти на работу, а меня определили в ремесленное училище. Там выдали форму водили строем в школу и на работу, а самое главное, кормили. Получившего профессию токаря, после окончания училища, меня распределили на завод, изготовляющий  какие-то детали для танков. Работать, ввиду юного возраста, разрешалось четыре часа в смену, но работа была сдельная и требовала отдачи. Оборудование было жутко старое, вывезенное из повергнутой Германии, и постоянно ломалось.  Профессия была не то, что невыгодная,  но абсолютно однообразная и тоскливая. Следующая карьерная ступень привела меня в школу парикмахерского дела и работа в центре города была повеселее.  Попав однажды в шикарный ресторан «Метрополь», я решил, что это — то самое место,  где я хочу работать. Очевидно, сказались постоянные воспоминания голодного детства. Я полагал откормиться за год, два, а потом пойти учиться в театральный вуз, но застрял в профессии на всю жизнь. Пытался поступить в театральное, но без всякого успеха, а в ресторанном бизнесе все складывалось, напротив, более чем успешно. Шагая со ступени на ступень добрался до должности директора ресторана и понял, что дальше дороги для меня нет. Беспартийный, хотя и требовали неоднократно, но что-то сопротивлялось внутри меня, опять же, пятый пункт и непутевый характер. В 70-х годах прошлого века, кто помнит, существовал еврейский анекдот. На улице разговаривают два еврея, подходит третий и говорит: «Я не знаю, о чем вы говорите, но ехать надо!»

 

Я уехал и попал в Нью-Йорк! Большинство эмигрантских профессий прошли чередой.  Частный извоз,  водитель лимузина, официант и бармен ресторана, Макдональд и русский ресторан! Пора было открывать свое. Это было славное время. Молодость, и сам себе хозяин. Дерзай и пробуй! Я пробовал писать, и даже однажды совместно с женой написал кулинарную книгу. Это отдельная история и ее (книги) детективная судьба. Желание писать всегда было где-то рядом, и когда появилась возможность и время это делать, оказалось что жизнь только начинается.

30years.

 

Здесь вы можете заказать книгу «30 лет спустя. Записки путешественника» >>