Соловей Ирина и Левит-Броун Борис



ЛЕМИК: Алена Викторовна, после того как вскрылся факт фальсификации останков Гесперопитека и Эоантропа, были сделаны какие-либо доклады, исправления в учебниках и научных пособиях?

АЛЕНА ВИКТОРОВНА: Видите ли, поскольку факт подделки двух ископаемых останков не влияет на общие положения теории Дарвина, мы решили не вносить эти изменения в методологическую литературу. Доказательств происхождения человека от обезьяны тысячи.

ЛЕМИК: Вы, как и большинство последователей Дарвина, конечно же, не допускаете ни тени сомнения в истинности его теории и охотно распространяете эти идеи на все природные явления. При этом вы стараетесь обходиться только «реальными» понятиями. Извините за настойчивость, но в теории, если она претендует быть научной догмой, не может быть поддельных артефактов и зияющих пустот, которые заполняются такими ненаучными терминами как «возможно» или «вероятно». Например, сколько археологи ни находят останков гоминид, до сих пор им не удалось отыскать непосредственного нашего предшественника в эволюционной эстафете. Обнаруживаются человекообразные обезьяны и обезьяно¬подобные люди, но нет решающего звена, соединяющего нас с этими существами. Вас не смущает это «белое пятно»?

 

Ирина Соловей и Борис Левит-Броун «Антидот, пьеса для театра и кино»



Ирина Соловей 1954, СПб Ирине повезло родиться и жить в самых красивых городах мира: Санкт- Петербург, Лемберг, Ялта, Киев, и, наконец, самый лучший город на свете — Верона. Биография началась с балета, но была круто изменена болезнью, затянувшейся на пять лет. Дальше – профессия дизайнера. Первые опыты в драматургии в тоскливые восьмидесятые можно считать учебой. А учителями стали Александр Матусов и Михаил Шатров. Потом была эмиграция с мужем, Борисом Левитом-Броуном, и счастливые годы, наполненные стихами, философией и красотой Италии. В беседах и чтении книг постепенно обозначились и заострились самые важные для меня экзистенциальные темы… Случайно попавшая в руки книга В.Н. Тростникова «Мысли перед рассветом»… случайный разговор, сработали как эффект триггера. Родилась идея пьесы (или сериала). Процесс пошёл, а всякий процесс, который пошёл, должен иметь своё завершение. Такова моя жизненная позиция.


Борис Левит-Броун, 1950 Киев. Учился в школе, потом в художественном институте. В 1973 был исключен из него по идеологическим мотивам перед самой защитой диплома. С осени 1973 по осень 1975 служил в СА на Дальнем Востоке. После демобилизации работал фотографом, джазовым барабанщиком и, наконец, джазовым певцом под сценическим именем Boris Lebron. С 1984 г. начал писать стихи. С 1989 г. – художественную прозу. С 1991 г. – религиозно-философскую прозу. В мае 1989 г. эмигрировал в Европу с женой, Ириной Соловей. Вот уже 15 лет живёт и активно работает в Италии. Регулярно публикуется в России с 1993 года.

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Подробнее  о книге Ирины Соловей и Борис Левита-Броуна:

Антидот, пьеса для театра и кино>>